Просмотров: 1040
20 Декабрь 2014 года

В канун Международного дня прав человека Сенат США опубликовал доклад, посвященный тайным тюрьмам ЦРУ, созданным менее 10 лет назад в пяти странах мира. Из этих пяти стран три являются членами Евросоюза и НАТО: Литва, Польша и Румыния. Причем два первых государства активнее всего лоббируют евроинтеграцию Украины и чаще всего упоминаются в наших СМИ как пример для подражания.

Литву следует отметить особо. Там настолько тщательно скрывали тайную деятельность американцев, что, в отличие от Польши и Румынии, информации об этом нет в знаменитом докладе швейцарского депутата Дика Марти, представленном в ПАСЕ более 7 лет назад.

И скрывать было что. Например, одного из заключенных, по данным сенатского доклада, так пытали, что от него отказались литовские врачи, и понадобилась срочная госпитализация в «другой стране», а это обошлось в «миллионы долларов».

В связи с этой позорной историей следует напомнить, что создание тайных тюрем стало возможно в результате применения стандартов НАТО. В резолюции ПАСЕ, принятой 27 июня 2007 года, говорится, что программа тайных тюрем «оставалась в секрете много лет благодаря строгому соблюдению норм конфиденциальности, выработанных в рамках НАТО. Имплементация этой программы привела к многократным серьезным нарушениям прав человека».

А в самом докладе Дика Марти очень подробно говорилось о роли в этой истории не только натовских стандартов, но и самого Североатлантического альянса.

Так, докладчик ПАСЕ пришел к выводу, что «механизмы для удовлетворения оперативных потребностей ЦРУ на многостороннем уровне были созданы в рамках НАТО». В частности, он обращал внимание на договоренности от 4 октября 2001 года о помощи альянса Соединенным Штатам в войне с террором. Данный документ, вопреки традициям НАТО, не был выработан в ходе многосторонних консультаций, а предложен США в одностороннем порядке, и их союзники с этим согласились. Полный текст документа никогда не публиковался.

В своем докладе Дик Марти написал: «Представители Совета Европы несколько раз пытались получить от правовой службы Альянса копию соглашения от 4 октября 2001 года». Советник НАТО по правовым вопросам г-н Болдуин де Видтс ответил ему: «Ваша просьба относится не к формальному документу, подписанному странами-участниками, а к внутреннему акту. В принципе такие документы не обнародуются, тем более если имеют гриф секретности… Для того чтобы иметь доступ к секретной информации НАТО, надо оформить соответствующий допуск…»

Но допуск докладчик ПАСЕ, несмотря на свою высокую должность, так и не получил и вынужден был признать: «Политика безопасности НАТО и выработанная во исполнение ее Директива об информационной безопасности относятся к самым труднопреодолимым барьерам для ознакомления с информацией, существующим в мире. Легко понять, почему государственное агентство, желающее проводить тайные операции, предпочло бы осуществлять их под защитой созданной в НАТО модели…»

Правда, по мнению Дика Марти, вопрос о создании тайных тюрем решался американцами на двусторонней основе, без участия аппарата Альянса. Но швейцарский депутат убежден: эффективность двусторонних решений была обеспечена применением норм секретности НАТО.

«НАТО настаивает на том, — говорилось в его докладе, — чтобы в дополнение к его собственным нормам жесткие режимы защиты секретной информации существовали и на национальном уровне. План действий по обретению членства от 1999 года требовал, чтобы кандидаты в Альянс, а именно 9 государств Центральной и Восточной Европы, предусмотрели «достаточные гарантии обеспечения безопасности наиболее важной информации в соответствии с политикой безопасности НАТО». Комментаторы выражали вполне оправданное беспокойство по поводу жестких норм секретности, введенных некоторыми странами в рамках вступления в НАТО и, в частности, по поводу того, «не являются ли требования НАТО излишне препятствующими прозрачности и создающими неоправданную секретность». Выглядит естественным, что такой режим защиты информации соответствовал целям ЦРУ.

Польский Акт о секретной информации, вступивший в силу в марте 1999 года, является типичной частью механизма, применяемого новыми членами Альянса в рамках Политики безопасности НАТО. Так, предполагаемые этим актом ограничительные процедуры для оформления допуска лицам, желающим получить информацию, отнесенную к секретной, были оспорены польским омбудсменом как неконституционные. Однако эти нормы являлись обязательными для членства в НАТО и — что немаловажно — оказались жизненно важными для сохранения секретности вокруг операций ЦРУ в Польше. То же сказано и об аналогичном румынском законе. О Литве, напомню, в докладе не говорилось — на тот момент существование там тайных тюрем ЦРУ удалось скрыть от всех.

Как указывает Дик Марти, стандарты НАТО делают засекреченную информацию недоступной практически для любого нежелательного лица, независимо от должности: «По условиям Политики безопасности НАТО, жители государств Альянса получают доступ только к той секретной информации, которую им необходимо знать. Ни одно лицо не может в силу ранга или должности получить доступ к секретной информации НАТО». Поскольку что кому нужно знать, определяют те, кто выдает допуск, то от секретных сведений могут «отсекаться» и парламентарии, и даже министры.

На практике реализация этих норм секретности привела к тайным договоренностям, не просто отдавшим под временный американский контроль часть польской, румынской и литовской территорий, но и сделавшим данные территории недоступными для граждан этих стран. Особенно это касается Румынии. Марти писал, что его американский информатор, показывая зону, контролируемую ЦРУ в этой стране, очертил на карте эллипс между Тульчей и Констанцей, максимальная ширина которого достигала 100 км.

Но тогдашнее руководство этих государств ни о чем не сожалеет. Уже после обнародования доклада Сената США «Газета выборча» поинтересовалась у экс-президента Польши Александра Квасьневского: «Не было ли ошибкой согласие отдать кусок Польши разведке иностранного государства?» Тот ответил: «Нет, в рамках союзнических отношений так делается».

А доклад Сената США открывает еще одно интересное обстоятельство, которое ранее не смог обнаружить даже дотошный Дик Марти. Речь идет о тайном материальном стимулировании политиков и чиновников за содействие. Так, за возможность оборудовать тюрьмы ЦРУ в Литве пришлось заплатить  «неустановленное количество миллионов долларов» неким лицам. Разумеется, черным налом. Такая практика существовала и в других странах. Нет сомнений, что польские, румынские и литовские чиновники не декларировали эти миллионы, тем более с пометкой, что они получены от ЦРУ для организации филиала Гуантанамо.

Что это, как не коррупция, протестуя против которой многие украинцы выходили на Майдан?

Практика создания тайных тюрем ЦРУ убедительно опровергает любимые утверждения наших «атлантистов» о том, что стандарты НАТО — это стандарты демократии, свободы, гражданского контроля над армией и спецслужбами. Оказывается, это в первую очередь стандарты коррупции, стандарты секретности, которые скрывают работу спецслужб даже от тех, кто должен был бы о ней знать, если уж следовать логике морали и права. Стандарты, делающие возможным появление тайных тюрем с «узниками-призраками», официально не существующими и лишенными права на защиту, которое имеют подследственные в большинстве стран мира.

Нотариусы Крыма и Севастополя

 
 

Вход

 
 
  Забыли пароль?
Регистрация на сайте